Bogus (b0gus) wrote,
Bogus
b0gus

Categories:

Борис Думенко и Семен Буденный. Часть 1-я.

Кстати ...

11 мая исполнилось 86 лет весьма примечательному событию российской истории. 11 мая 1920 года на северной окраине Братского кладбища Ростова-на-Дону, по приговору революционного трибунала был расстрелян командир сводного кавалерийского корпуса, кавалер ордена Красного знамени за номером 5, "первая шашка республики", комкор Борис Макеевич Думенко вместе со своим штабом.

Думенко и его подельники были реабилитированы еще в 1964 году, но за юридической реабилитацией не наступила реабилитация общественная. В основном этому мешала твердая позиция Буденного и Ворошилова, которые в истории с Думенко сыграли в свое время роль, скажем так, неоднозначную. В эпоху перестройки о Думенко снова вспомнили, и вполне в духе того времени, богатого на излишнюю ажиотацию, опального комкора в одночасье окрестили истинным отцом Первой Конной Армии, величайшим полководцем, безвинно пострадавшим от рук завистников. Как всегда, истина лежит где-то посередине. Конечно же, Думенко не был белогвардейским наймитом и не собирался открыть фронт белым - в чем его обвинял трибунал, но и безвинной жертвой красного террора его называть не стоит. Борис Макеевич является фигурой весьма примечательной с точки зрения понимания Гражданской войны вообще и особенно Гражданской войны на Дону.


Думенко и Буденный.Судьбы этих военначальников и заклятых "друзей" до безобразия схожи. Их обоих называли "красными казаками", но они не были казаками по рождению и не были "красными" по убеждениям. У каждого из них была своя война и волею случая они оказались на стороне "красных". Точнее сказать, "красные" подмяли под себя аполитичных крестьян-головорезов с их полубандитскими партизанскими формированиями.



К истории вопроса.

Прежде всего нужно задаться вопросом почему именно казачьи районы и прежде всего Дон стали очагами сопротивления красным? В 17-18 веке и раньше, казачий Дон был источником смуты и нестабильности, ни одного крупного восстания против власти не обходилось без участия и предводительства донских казаков. Кондратий Булавин, Степан Разин, Емельян Пугачев – практически все знаменитые бунтовщики были донскими казаками, казаками же была и основная часть их войска. Однако, к концу 18-го, началу 19-го века российским самодержцам удалось в корне поменять ситуацию, превратив бунтующий, нестабильный регион в один из столпов самодержавия, а полубандитские казачьи формирования в самые боеспособные и эффективные части российской армии. Достигнуто это было целым рядом мер , получивших название «казачьи привилегии». Склонным к сепаратизму казакам формально сохранили подобие автономного самоуправления (так называемая военная демократия, происходящая еще из времен раннего феодализма), а самое главное – решили земельную проблему. Каждый казак мужеского пола по достижении совершеннолетия получал земельный надел от 5 до 20 десятин земли в зависимости от своего социального положения. Для представителей дворянских родов эта цифра могла быть и больше. Кроме того, казаки были освобождены от уплаты налогов. Однако, весь этот казачий социализм касался только казаков, переселенцы из других губерний России, получившие на Дону прозвище «иногородние», не только не получали земельных наделов в собственность, но и не имели право покупать такие наделы. Они либо арендовали землю у казаков, либо батрачили на них же. Сами же казаки относились к иногородним с изрядной долей пренебрежения. Слово «мужик» было для казака ругательством.

В период между революциями в 17-м году, казачьи части были одними из немногих, сохранивших боеспособность. После крушения армии, казаки, под предводительством своих офицеров, часто с боями пробивались на Дон и Кубань, прихватив с собой с фронта не только личное стрелковое и холодное оружие, но зачастую и пулеметы, и даже артиллерию. К новой власти казаки относились настороженно, все ее социальные инициативы были чужды подавляющему большинству казаков-землевладельцев, а обязательства перед старой властью казаки утеряли вместе с отречением государя императора. До поры до времени, казаки придерживались позиции вооруженного нейтралитета. Но шанса остаться нейтральными им не предоставила ни одна, ни другая сторона начинавшейся гражданской войны. На Дон, под защиту одного из самых толковых царских генералов, чрезвычайно авторитетного среди казаков донского атамана Алексея Максимовича Каледина вслед за бежавшими из Быхова генералами Корниловым, Деникиным, Алексеевым, устремились все те, кому было не по пути с новой властью. Как несколько веков назад, когда ведомые знаменитым «с Дона выдачи нет» к казакам бежали крепостные крестьяне, так теперь на Дон устремились офицеры, интеллигенты, мещане, промышленники, студенты.

Советская же власть, отменив сословия, отменила и пресловутые казачьи привилегии, однако отдавать землю казаки не торопились. Тогда в разных частях Донской области иногородние стали организовывать партизанско-бандитские формирования. Они сражались не за красных – они воевали за землю, они сражались не против белых, они воевали против казаков. Тот самый страшный русский бунт. Война за землю, война в которой нет правил, и нет морали. Война вкоторой цель оправдывает любые средства. Самым крупным отрядом командовал сын украинского крестьянина-переселенца Борис Макеевич Думенко. Через некоторое время к думенковцам присоединился отряд руководимый четырьмя братьями, сыновьями русского крестьянина-переселенца из Воронежской губернии – Емельяном, Семеном, Денисом и Леонидом Буденными. Семен Буденный стал заместителем Думенко.

Думенко и Буденный.

Борис Макеевич Думенко в Первую мировую служил в конно-артиллериййском полку, за отличие в службе был произведен в максимальный в кавалерии унтер-офицерский чин вахмистра (в современной армии нечто вроде прапорщика). За храбрость награжден четырьмя Георгиевскими крестами. Образовав партизанский отряд, Думенко самопроизвел себя в есаулы (сие звание соответствовало чину капитана в царской армии и майора в современной российской ) и щеголял перед своим отрядом в роскошном кителе с погонами. Факт несколько странный, учитывая неказачье происхождение Думенко и род занятий его отряда. Но чего только не бывает в партизанской вольнице. В современной Чечне тоже чинов ниже бригадного генерала не наблюдается.

Photobucket - Video and Image Hosting
Борис Макеевич Думенко

Семен Михайлович Буденный был на пять лет старше Думенко и успел поучаствовать еще в русско-японской войне. Буденный служил в кавалерии, но не в казачьей, куда не мог попасть в силу своего происхождения, а в драгунах. Дочь Буденного много лет спустя вспоминала: «Папа казаков любил и всю жизнь старался быть не хуже их. И шашкой владеть, и на лошади ездить». Преодоление комплекса иногороднего было для Буденного серьезным стимулом для развития. За время службы он показал себя прекрасным наездником и часто за деньги выезживал скакунов для офицеров. На этом занятии, экономный Буденный сколотил себе небольшой капиталец, который собирался инвестировать в покупку конного заводика. Однако во время революций буденовские сбережения пошли прахом, и Семен Михайловичу пришлось искать новое применение своим талантам. По званию Буденный был ровня Думенко – вахмистр, однако, в отличие от последнего, после революции не стал себя повышать, а наоборот понизил, в аккурат на одну ступень – до старшего унтер-офицера. Зачем? Бог весть. Много позже Буденный проговорился: «Лучше быть красным маршалом, чем белым офицером». Что касается наград Буденного, то тут дело темное. В советские времена утверждалось, что Буденный был обладателем полного Георгиевского банта – то есть четыре Георгиевских креста и четыре Георгиевских медали «За храбрость». Однако, некоторые историки ставят под сомнение не только полный бант (нет никаких сведений о награждении Буденного хотя бы одной медалью «За храбрость»), но и наличие четырех Георгиевских крестов. Следует отметить, что сами награды у Буденного не сохранились, якобы в советское время Семен Михайлович отдал их на переплавку в фонд поддержки ОСОАВИАХИМа. Весьма странный поступок для маршала, питающего слабость к знакам отличия. Но это тема для отдельного исследования.



Расстановка сил.

Начало 1918 года ознаменовалось абсолютным вакуумом власти. Белая Добровольческая армия ушла на Кубань, в конце января большевистский Донской Военно-революционный комитет под руководством казаков Кривошлыкова и Подтелкова объявляет в Донской области Советскую власть. Общая ситуация складывается скорее в сторону красных, их отряды разбивают самый крупный белоказачий партизанский отряд полковника Чернецова и казнят пленных офицеров, насаждение советской власти сопровождается грабежами и насилием над мирным населением, однако организовать отпор красным пока не удается. Уставшие от войны казаки игнорируют призывы атамана подняться на борьбу с Советами. Атаман Каледин, в минуту душевного кризиса кончает жизнь самоубийством.

В конце февраля красные отряды Сиверса захватывают практически ничейный Ростов. 18 марта вспыхивает общедонское казачье восстание, 1 апреля восставшие казаки занимают столицу Войска Донского – Новочеркасск, красные еще раньше объявляют столицей Донской республики Ростов-на-Дону. В начале мая красные бегут из Ростова, на сцену выходит третья сила - 8 мая в Ростов вступают войска кайзеровской Германии. 10 мая экспедиционный корпус красных под командованием Подтелкова и Кривошлыкова окружается восставшими казаками и сдается в плен. Со всех станиц Дона сзываются представители для суда над подтелковцами. За реквизиции и расстрелы, а также за бессудную расправу над захваченными в плен казаками отряда Чернецова, из 120 пленных подтелковцев 78 приговариваются к расстрелу. Подтелков, лично зарубивший полковника Чернецова и отдавший приказ рубить остальных пленных, а также его заместитель Кривошлыков приговариваются к повешению. Приговор приводится в исполнение. Кстати, среди расстрелянных были и сыновья некоторых судей, подписавших приговор. Можно долго спорить о легитимности данного суда и законности его сурового приговора. Но факт остается фактом. Осудив в лице подтелковцев всю советскую власть, представители донских станиц, в ходе вполне демократической процедуры, определили место донского казачества в Гражданской войне.

Photobucket - Video and Image HostingPhotobucket - Video and Image Hosting
Подтелков и Кривошлыков

Даже по весьма оптимистическим выкладкам советской историографии, во время гражданской количество казаков поддерживающих советскую власть не превышало 20 процентов.15 мая Верховным атаманом и правителем Дона на войсковом круге был выбран генерал-германофил Петр Краснов. Вскоре он договаривается с немцами о поставке казакам большого количества оружия и боеприпасов для борьбы с большевиками. В этой ситуации, для борьбы с казаками, красные делают основную ставку на вооруженные отряды иногородних. А самым крупным из них командовал Думенко. А в заместителях у него был Буденный.

Друзья - соратники.

За лето 1918 года эта парочка делает стремительную карьеру. Сняв, наконец, погоны есаула, Думенко командует сначала батальоном, потом полком, затем бригадой и наконец дивизией. Буденный всегда при нем, то заместителем, то начштаба, то еще кем. Думенко – заядлый рубака и прирожденный партизан. Он мастер маневра и короткого удара, его неожиданно проявившимся военным даром восхищяются не только красные, но и враги - казаки и Добрармия. В его отрядах нет воинской дисциплины в ее обычном понимании, но они сплочены личной преданностью к командиру – тридцатилетнему бывшему вахмистру, которого даже пожилые бойцы уважительно называют «батька». Думенко крут нравом – без тени сомнения он приказывает прилюдно выпороть Буденного за ослушание (ох, не забудет эту обиду Семен Михайлович), когда белые расстреляют жену Думенко, он прибавит к названию своего отряда прилагательное «карательный», и запылают хутора и станицы в тех местах, где пройдет его кавалерия. Его отряд награждают Почетным Революционным красным знаменем, но Думенко практически абсолютно аполитичен – он и его войско с презрением относятся к «жидам и комиссарам», им очень сложно управлять – Думенко рвет на клочки приказы командования, которые считает неудобными или невыгодными для себя. Думенко никогда не ездит на совещания к начальству. Вместо себя он посылает Буденного. Это в конечном счете его и сгубит.

Буденный под маской простодушного крестьянина прятал хитрую натуру искуснейшего политика. Многие относились к нему с пренебрежением, многие считали его дурковатым рубакой, и изо всех сил старался Буденный поддержать этот имидж. Всех тех, кого ввели в заблуждение его потешные усы и неловкие манеры пережил Семен Михайлович. Удачлив был Буденный и в политических интригах, которые учился плести за спиной своего командира, и в бою. В сальских степях выскочил он с ординарцами прямо на офицерский пулеметный расчет белых. Почти всех положили офицеры, изрешетили буденновского коня, а у Семена Михайловича – ни отметинки, ни царапинки. Но и осторожен Буденный чрезвычайно, это в атаку на белых он может пойти во главе эскадрона. В тыл, на совещания к командованию, Буденный, когда станет командармом, будет ездить не иначе как в сопровождении большого отряда самых отъявленных и самых преданных головорезов. Больше чем белых боялся Буденный интриганов в высших кругах красного военного командования. Потому что и сам был такой.

Photobucket - Video and Image Hosting
Семен Михайлович Буденный

Но пока еще Буденный не командарм, он на вторых ролях. Но потихоньку он обрастает высокими покровителями и копит нужные знакомства. Среди них одна из ключевых фигур на Южном фронте и чуть ли не единственный в руководстве Красной армии пролетарий – луганский слесарь Володька, он же будущий красный маршал Клим Ворошилов, а также скромный и тихий представитель Совнаркома, будущий генеральный секретарь Йосиф Сталин. В начале 19-го эти два деятеля формируют на юге т.н. «военную оппозицию». Оппозицию против Троцкого. Красный министр обороны - наркомвоенмор Лев Давидович Троцкий делает ставку на бывших царских офицеров – военспецов и приглядывающих за ними комиссаров. Ворошилову и Сталину не нужны ни одни, ни другие. Они сами себе военспецы и сами комиссары. «Унтер-офицерский заговор» презрительно называет эту оппозицию Троцкий. Сталин и Ворошилов пока не идут на открытый конфликт, но активно вербуют сторонников. Непредсказуемый, «себе на уме» Думенко им не подходит, а вот его заместитель – в самый раз. Буденный умеет располагать к себе людей. Перед бойцами он в доску свой батька-командир, у руководства – исполнительный и послушный малый, перед недоброжелателями – дурковатый простак, для пленных казаков Буденный как строгий, но великодушный унтер-рубака для призывников-первогодок («Папа казаков любил и всю жизнь старался быть не хуже их.") Охотно переходят под его знамена пленные казаки, разбавляет думенковское воинство Семен Михайлович людьми преданными лично ему.

А Думенко продолжает свой стремительный рост в красной табели о рангах., В марте 1919-го его награждают орденом Красного Знамени за номером 5. Награду Борису Мокеевичу вручает лично Троцкий. Лев Давыдович любит красивые фразы – и вот Думенко уже «первая шашка республики» (Буденный получает орден Красного знамени за номером 6, и он, видимо, вторая шашка республики) Пик карьеры приходится на апрель 1919 года. Думенко становится начштаба 10 армии по кавалерии (командующий армией – бывший подполковник царской армии Егоров), под командованием Думенко вся армейская кавалерия и три стрелковых дивизии. Это соединение получит название «Конно-сводный корпус», потом «1-й конно–сводный корпус », потом «1-й конный корпус». 4 апреля 1919 года Ленин посылает в штаб 10 армии телеграмму: "Передайте мой привет герою 10-й армии товарищу Думенко и его отважной кавалерии, покрывшей себя славой при освобождении станицы Великокняжеской от цепей контрреволюции.» Но 25 мая 1919 года Думенко получает тяжелейшее ранение в грудь в бою у реки Сал. Вместе с Думенко ранен и его начальник – командарм-10 Егоров. Но ранение у будущего маршала СССР не опасное, а Думенко безнадежен, не понятно как он вообще жив, надеясь на чудо, его везут к тогдашнему светилу хирургии – доктору Спасокукоцкому в Саратов.

И тут Буденный понимает, что его шанс настал.

Окончание следует ...
Subscribe

  • (без темы)

    Попробую себя в прогнозе. Наши в двух первых матчах наберут 1 очко. Из группы не выйдут. Бразильцы станут чемпионами. Не без дальнейшей помощи…

  • (без темы)

    Давненько меня здесь не было. Какие новости? Что слышно?

  • (без темы)

    Нет ничего более важного с точки зрения отношения государства и гражданина, чем признание права гражданина на свободное ношение, хранение и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments

  • (без темы)

    Попробую себя в прогнозе. Наши в двух первых матчах наберут 1 очко. Из группы не выйдут. Бразильцы станут чемпионами. Не без дальнейшей помощи…

  • (без темы)

    Давненько меня здесь не было. Какие новости? Что слышно?

  • (без темы)

    Нет ничего более важного с точки зрения отношения государства и гражданина, чем признание права гражданина на свободное ношение, хранение и…